Ближайшая выездная программа:
28 октября - 4 ноября 2017
отчеты о прошедших мероприятиях в разделе
дело сделано
Т в о р ч е с к а я
к у х н я

МАСТЕРСКАЯ: Падение Иерусалима – ДЕЛО СДЕЛАНО!

Дело сделано: Падение Иерусалима.

Эта программа была посвящена Иерусалимскому королевству. В программе, как обычно было много всего: и испытания, и война, и строительство макета города, и непримиримые споры на военных советах. Но в памяти хотелось бы оставить одно, как кажется, самое важное событие.

Это был совет рыцарских орденов о том, каким мы хотим видеть идеальный христианский город Иерусалим. Сразу надо оговориться, что рыцарские ордена были условными, поэтому их названия в дальнейшем взяты в кавычки. Мы разделили всех участников на четыре звена, и каждое звено представляло свой рыцарский орден со своей миссией, своим гербом, своим пониманием того, ради чего они находятся на иерусалимской земле. Руководители звеньев, в свою очередь, именовались магистрами орденов. Итак, условно, ордена носили названия: «Тамплиеры», «Госпитальеры», «Орден св.Георгия» и «Ожидающие благословенной смерти».

С первыми двумя, кажется, все понятно. За основу были взяты некоторые исторические сведения о реальных орденах. «Орден св.Георгия» - это вымышленный орден, объединяющий опытных воинов, миссия которого состоит в сохранении и укреплении христианского государства на иерусалимской земле. А орден «Ожидающих благословенной смерти» - это немного доработанное нами подразделение реального ордена св.Лазаря, объединяющее рыцарей, больных проказой. И в миссию этому ордену мы прописали борьбу за справедливость, защиту слабых, утверждение законов справедливости и чести.

Итак, совет об идеальном Иерусалиме. Расскажу о двух дискутируемых вопросах.

Вопрос первый:

В каких отношениях должны находиться по градостроительному замыслу храмы и святыни с объектами инфраструктуры и быта?

Вопрос может показаться странным и непонятным для человека, от которого не требуется вот прямо сейчас построить святой христианский город. Но от нас требовалось именно это, поэтому для нас он был предельно актуален. И действительно: может ли храм стоять рядом с рынком? Можно ли рядом с Голгофой строить жилые дома?

Мнения магистров разделились. Одни утверждали, что святыни и храмы должны быть отделены от всей суеты города и находиться в отдельном «священном» квартале. Утверждалось, что тем самым мы избежим пренебрежения к святыне и укрепим благочестие в народе.

Другие утверждали, что нельзя отделять святыни от бытовой жизни, чтобы не создавать у горожан разделения жизни. Вся жизнь христианина должна быть освящена верой, поэтому и городская жизнь должна проходить среди святынь.

Спор длился долго, и противники были непримиримы. Сторонники «священного квартала» в обоснование своей точки зрения приводили храм Соломона, построенный на Храмовой горе и отделенный от городской суеты. Приводили также в пример события у горы Синай, где Бог Сам запретил людям даже приближаться к горе, на которой разговаривал с Моисеем.

Сторонники не-разделения святынь и быта, в свою очередь, приводили доводы о педагогических последствиях разделения города на «священный» и «не-священный». Они утверждали, что последствием будет разделение жизни горожан на христианскую – в «священном квартале» и обычную – во всем остальном городе. Кроме того, приводили в пример Москву, в которой храмы стоят на вокзалах и самых шумных площадях.

С трудом приняли решение: в городе будут стоять обычные храмы среди городской инфраструктуры, однако два раза в год (Рождество и Пасха) весь город будет собираться в Храм Гроба Господня, который будет виден со всех концов города и к которому из города придется восходить, как это делали иудеи, идущие в храм Соломона.

Казалось бы, простое решение, компромисс. Однако, для нас это решение было выстрадано. Поставленный вопрос заставил нас задуматься о том, нужно ли благоговеть перед святыней и зачем это нужно. Задуматься над тем, каков Бог и что означают слова «благоволил обитать во мгле» (3-я книга Царств, ст.12). А еще для нас стало актуальным размышление о том, что, оказывается, далеко не всегда христианин ведет себя как подобает христианину. Что часто жизнь человека разделена на «обычную» и «благочестивую». Ребята обсуждали, приводили примеры из своей повседневной жизни и из правил, принятых у них в семье. Кажется, не пустое получилось размышление.

Теперь о втором главном вопросе. Прежде, чем о нем рассказать, нужно заметить, что все подростки сразу приняли решение: в христианском Иерусалиме не место для мечетей и синагог. Мало того, в городе не должны жить иноверные, а только одни христиане. Это решение было принято быстро и без колебаний. Однако, очень скоро наши уверенные позиции пришлось пересмотреть. 

Вопрос второй:

Каким должен быть главный (или один из главных) закон города, делающий город по-настоящему христианским?

Было сразу решено, что королем станет тот из магистров, кто предложит от своего ордена самый разумный христианский закон. Но, несмотря на высокую мотивацию, предложить закон оказалось крайне сложно. Единственное серьезное предложение поступило от «тамплиеров». Их магистр предложил следующее: каждый горожанин обязан раз в неделю посещать богослужение и причащаться. Если он этого не делает, то его выселяют из города.

Этот закон и стал камнем преткновения. Если мы строим город для христиан, то, кажется, этим и отличаются настоящие христиане от ненастоящих. Но почему-то все советники взбунтовались против этого закона и всячески пытались его отклонить.

В основном, возражения опирались на ущемление религиозной свободы человека. Однако, на это «тамплиеры» ответили сразу: мы не принуждаем никого жить в нашем новом городе; мы приглашаем в город христиан, согласных с этим законом и готовых добровольно его выполнять.

Противники закона настойчиво утверждали, что лично они причащаются тогда, когда сами считают нужным и не потерпят, чтобы их походы в храм и причащение регламентировалось законом.

У «тамплиеров» на это был свой ответ: мы строим идеальный христианский город. Церковь Христова стоит на Таинстве Причастия. Настоящим христианином следует называть только того, кто регулярно причащается. Мы уже исключили из города всех иноверцев, т.к. строим христианский город. Так почему же не исключить из города и тех, кто христиане только по названию, а в храм не ходят?

В конечном итоге спор свелся к тому, что мы предложили всем противникам «тамплиеров» либо разрешить присутствие в христианском Иерусалиме иноверцев с их мечетями и синагогами и перестать законодательно различать граждан по вероисповеданию, либо продолжить линию законодательной сортировки граждан на «верных» и «неверных» и ввести закон, предложенный «тамплиерами». Он позволит отсеивать неверных в самой христианской среде. Однако и при такой постановке вопроса спор продолжался, т.к. никто из советников не понимал, что будет отличать христианский город от любого другого, если в нем допустить присутствие иноверцев и их храмов.

Согласились на том, что мы не знаем, зачем или почему Бог допустил присутствие в мире таких великих религиозных течений, как ислам и иудаизм. И нам Бог не повелевал изгонять или обижать последователей другой веры. Раз они есть, и раз мы не знаем, в чем истинный смысл их присутствия в человеческом обществе, то и изгонять их из Иерусалима у нас нет оснований. Пусть будут. Мы не будем их притеснять, однако весь уклад жизни христианского Иерусалима должен быть выстроен в соответствии с христианским церковным календарем и христианскими обычаями. Это и утвердили.

Но какой же закон сделает наш идеальный город христианским?

В первую очередь, закон о терпимости к другим религиям на тех основаниях, что приведены чуть выше – как кажется, вполне христианский закон.

Помимо этого, был предложен закон о просвещении. Этот закон опирался на то, что мир создан великим и непостижимым Богом. Постижение человеком глубин своей внутренней жизни, постижение им тайн мировой истории, и изучение законов окружающего мира – есть шаг к пониманию Творца и Его великого Замысла о мире и человеке. А потому, все, что содействует расширению интереса простых людей к познанию мира ради понимания непознаваемого Бога – есть дело христианское. Поэтому, закон гласил об обязательном обучении всех простолюдинов в народных школах и обязывал богатых граждан финансировать это обучение, оплачивая труд народных учителей.

Вот такой у нас получился идеальный христианский Иерусалим. Наверное, при строгом рассмотрении, наш город не выдержал бы никакой критики. Однако, для подростков он стал поводом впервые задуматься о том, что есть христианство и что отличает христиан от представителей других религий. Спасибо «тамплиерам» - они дали нам возможность всерьез поговорить о том, что христианин, это тот, кто входит в церковную общину и причащается Плоти и Крови Христовой. Эта мысль, такая старая и банальная, была, как будто заново рождена в нашем обсуждении и, надеюсь, лично затронула некоторых его участников.

Егор Коврижкин

Руководитель программы

Мастерская в сети

Новости


Подписка на рассылку

Пожалуйста, введите свое имя и адрес электронной почты:

burberry cashmere scarf burberry scarf sale burberry cashmere burberry scarf sale